13 июня Палата представителей приняла поправки в ст.328, которые предусматривают снижение нижнего предела наказания с пяти до трех лет лишения свободы по ч.2 и с восьми до шести лет лишения свободы по ч.3. Можно подумать, что государство пошло навстречу родственникам осужденных и активистам, которые уже несколько лет добиваются законодательной реформы. Однако, насколько на самом деле изменилась наркополитика в Беларуси?

Во-первых, изменения не затронули первую часть статьи. Это значит, что люди все еще могут получить реальный срок за употребление даже незначительного количества вещества. Подобной практики нет ни в одной европейской стране. Декриминализация, то есть перевод ответственности за хранение малых количеств контролируемых веществ из уголовной сферы в административную, решила бы эту проблему.

Во-вторых, разграничение ответственности, о котором говорили и чиновники и активисты, по прежнему отсутствует. Закон не разграничивает тяжесть преступления в зависимости от массы вещества. Другими словами, оптовый поставщик и мелкий сбытчик, по закону, получают одинаковые сроки. При этом, подавляющее большинство осужденных по 2-4 частям статьи 328 — это либо «бытовые распространители», которые не имели цели извлечения прибыли, либо «закладчики», которые стоят в самом низу цепи распространителей наркотиков.