К сожалению, Крым — не только выход к теплому морю и молодое вино. Эйфория от присоединения исторической территории кончается там, где нужно думать и решать ее проблемы. На полуострове живут не просто близкие нам люди: как и везде, здесь есть больные, которых надо лечить, старики, которых надо поддерживать, преступники, которых надо ловить и содержать в тюрьмах. Мы готовы делиться с крымчанами многим. В том числе и российскими бедами, от которых сами избавиться никак не можем. Например, наломать дров, а потом думать, что с ними делать...

Пока Крым был в составе Украины, там для лечения наркозависимых больных применялась заместительная терапия. На протяжении восьми лет местные наркоманы получали метадон и бупренорфин в целях борьбы с распространением ВИЧ. Но в России эти вещества находятся в списке запрещенных, поэтому сразу после референдума стало ясно, что программу первым делом закроют. Но как быть с пациентами? Их на тот момент было 803 человека, причем среди них были тяжелые: с туберкулезом, на костылях…

Еще в марте–апреле чиновников живо волновал этот вопрос. По крайней мере на словах. Говорилось, что всем будут гарантированы детоксикация и реабилитация. И ФСКН, и Минздрав поспешили уверить общественность, что они всех спасут, вывезут в российские ребцентры и обязательно вылечат. Наступил июнь. Терапия прекращена. Что случилось с этими людьми? Никто не знает...

Подробнее.

Оставайтесь в курсе событий наркополитики, подписавшись на IDPC месяц Alert.